И чтобы два раза не вставать — ещё кусок

…– Хоппер, какого чёрта ты делаешь?
Она подняла голову и ответила спокойно, как о чём-то совершенно обыденном.
– Изучаю твоё дело.
– И зачем тебе оно понадобилось? Ты что, спросить не могла?
– Это неэффективный подход. Лучше сначала получить полный обзор информации, а затем спрашивать о деталях.
Руперт специально не стал вызывать стажёра. Потратил десять минут, чтобы отыскать её самостоятельно. И вот – нашёл. Первое, что он увидел, обнаружив новую напарницу в комнате отдыха – своё фото на экране планшета у неё в руках.
«Чёрт, Пиппа права – любой нормальный детектив начал бы именно с этого».
Не сдержался и ляпнул:
– Я, например, твоё не заказывал.
– Но ведь собирался, правда же?
Крыть было нечем.
– Ладно, узнала что-нибудь интересное?
– Ничего особенного. Есть пара несущественных вопросов.
– Ну так не стесняйся, спрашивай.
– Это подождёт.
– Уверена?
– Абсолютно.
Он пару секунд потоптался на месте, не зная, что сказать дальше. Потом вспомнил совет Марлоу.
– Так, Хоппер, как у тебя с вождением?
– Хочешь посмотреть?
Её энтузиазм настораживал. Но отступать было некуда.
– Конечно. Пошли в тренажёр.
Ещё больше Руперту не понравилось, как ему подмигнул дежурный инженер в комнате симуляторов.
«Ты-то чему так радуешься, крыса технарская?»
С недобрыми предчувствиями он указал Хоппер на водительское место в тренажёре, а сам уселся рядом.
– Начнём с чего-нибудь простенького. Насколько хорошо ты знаешь город?
– Тебя интересует приблизительная оценка или точные проценты?
– Не выпендривайся, стажёр. Право остроумно шутить ещё заслужить надо. Меня интересует, способна ли ты найти дорогу к нужной точке, если вырубится автопилот и навигатор. И сколько у тебя это займёт времени. Поэтому сейчас мы поступим так. Вот обычный маршрут патрулирования.
Руперт вызвал на экран центральной консоли карту города и несколькими касаниями обозначил на ней неправильную восьмёрку, светящуюся жёлтым цветом.
– Это реальный путь, один из рабочих. Смотри и запоминай. Выезжаем из Управления, поднимаемся на эстакаду Брисингамен, потом спускаемся в промышленный кластер, делаем там короткую петлю…
– Я запомнила.
Он посмотрел на неё немного обескуражено.
– Уверена? Хоппер, это не игра. Никакой навигации не будет: ни автопилота, ни карты, ни подсказок на лобовом стекле. И ты должна будешь пройти маршрут с максимально допустимой безопасной скоростью, а каждую твою ошибку занесут в протокол тренировки.
– Я справлюсь.
«Ну, если ты настаиваешь».
– Дело твоё. – Хартман убрал карту с экрана, вылез из тренажёра и подошёл к инженеру.
– Так, давай-ка ты организуешь нам поездку в прошлое. Вырубаешь всё – подсказки, карту, автопилот. Понял? Пусть рулит по старинке: глазами и руками. Ты чего такой довольный?
Техник пожал плечами, но физиономия у него так и расплывалась в улыбке.
– Ничего особенного. День сегодня интересный.
– Угу. Не то слово. Но смотри, если узнаю, что вы где-то там втихаря пари заключаете на наших стажёров или, боже вас упаси, ставите против нас, детективов – переловлю всех и настучу по башке. Каждому. Ясно? И всем это передай. А теперь последняя просьба. Организуй-ка нам на время поездки какую-нибудь интересную погоду. Чтобы не тебе одному было весело.
– Совсем интересную?
– Нет, тайфун не нужно. Просто что-нибудь мерзкое: сумерки, низкая облачность, можно немного дождя или тумана. Так, чтобы дальние ориентиры не просматривались.
Инженер кивнул:
– Запросто, сейчас сделаем.
Руперт вернулся к тренажёру, с максимально беззаботным видом уселся на пассажирское сидение и пристегнул ремень.
– Ну что, стажёр, прокатимся?
На мгновение внутри и снаружи стало темно, затем включились проекторы, нарисовав за окнами кабины удивительно правдоподобную картинку внутренностей гаража Управления.
– Поехали на маршрут.
Тренажёр качнулся, и окружающая их иллюзия пришла в движение, «патрульная машина» двинулась к выезду из «гаража».
Увидев виртуальную реальность «на улице», Хартман внутренне удовлетворённо кивнул.
«То, что нужно».
На «город» опускалась «ночь». И да – погода действительно была мерзкой.
Облачность нависала так низко, что верхушка Башни Рорка терялась в серой дымке. Окраины города тонули в космах дождя, а со стороны порта Маласпина посверкивали вспышки молний.
«Очень хорошо».
Он покосился на Хоппер, но та была возмутительно спокойна. Плавно, уверенно вывела «машину» на кольцевую эстакаду Брисингамен и направила её к развязке. Краем глаза Руперт отметил их «скорость».
«Неплохо».
Несколько минут спустя они покинули движущийся по эстакаде поток транспорта и свернули на спуск в промышленный кластер. Хоппер нажала на педаль газа.
– Не увлекайся.
Та и ухом не повела в ответ. Вскоре по сторонам замелькали пирамиды производственных корпусов. И почти сразу они влетели в «дождь».
Хартман в который раз подивился, насколько правдоподобно комплекс виртуальной реальности имитировал на лобовом стекле налетающие струи воды. Видимость сократилась до нескольких десятков метров. Ава немного сбросила скорость.
«Всё равно слишком быстро. Скольжение на мокрой дороге никто не отменял».
Однако они чисто прошли поворот, правда, тренажёр наклонился чуть сильнее, чем хотелось бы Хартману, имитируя работу амортизаторов. Но придраться было не к чему. Хоппер вела машину на скорости, близкой к идеальной, безошибочно следуя заданным маршрутом. Вот они снова стали подниматься, взбираясь на Гору, вот за окнами мелькнули изящные белые дома и сгибающиеся под порывами виртуального ветра «деревья» элитного района Калатрава Драйв, затем дорога снова нырнула вниз, под внешнее кольцо Брисингамена, уводя их в район жилых кварталов. Там они заложили широкую петлю, пройдя почти по самому краю, вдоль Дуги Артемиды, мимо массивного многогранника форта Альфа, выступающего за границу города в самой северной его точке – и всё это без малейшего отклонения, не пропустив ни одного поворота.
Хартман начал понимать, что так взбесило Пиппу. И одновременно – отчего так веселился заведующий тренажёрами инженер. Не каждый день увидишь столько кислых физиономий детективов, которых обходят новички.
«Вот ведь чёрт! По-хорошему, радоваться надо. Прислали нормальных ребят, обученных, натасканных. Таким можно доверить руль, оружие дать не страшно. А вместо этого чувствуешь себя, как будто в класс, где ты был отличником, приходит кто-то умнее тебя. Ревность, сука такая. Даже не знал, что ещё способен на это чувство».
Тренажёр качнуло в последний раз. За окнами погасла иллюзия гаража Управления, долю секунды было темно, затем вспыхнул свет.
– Ну как?
Надо было не валять дурака и ответить просто: «Молодец, всё отлично». Но Хартман отчего-то не смог себя пересилить. Буркнул:
– Сейчас протокол посмотрим, тогда скажу.
Инженер предусмотрительно уткнулся в монитор, не глядя протянул ему планшет с результатами. Руперт и так знал, что там.
«Водит, как бог». Всё, как сказала Марлоу. Хотя…
Он поманил её пальцем.
– Так, Хоппер, с этим заданием ты справилась. Неплохо справилась. Но наши навыки проявляются не тогда, когда мы едем по обычному маршруту. Сейчас я добавлю немного экстрима.
Руперт повернулся к инженеру.
– Сделай нам нормальную погоду. Обычный день. И поставь исходную точку куда-нибудь в людное место, скажем… давай в район между входом в Хейердал и Университетом. Штатских на улицу добавь побольше, предположим, что у студентов праздник. И бутылку воды дай мне, пожалуйста. А лучше две.
Он взял бутылку, вторую протянул Аве.
– Держи.
– Спасибо, не хочу.
– Потом захочешь, бери. На этот раз так просто не будет, придётся попотеть.
Хартман сделал глоток и направился к тренажёру, объясняя на ходу:
– Значит, схема такая. Мы с тобой стоим в патруле по случаю праздника в кампусе Университета. Неважно какого. Их сборная выиграла Олимпийские игры или экзамены отменили – нам, по большому счёту, наплевать. Для нас важно, что в Управлении по этому случаю объявили мобилизацию и мы вместо того, чтобы заниматься своим делом, торчим там и следим, чтобы никто из этих малолетних идиотов чего-нибудь не натворил. И вдруг приходит экстренный вызов. Из случайной точки поблизости. Твоя задача – максимально быстро добраться до места, не передавив по пути пьяных студентов. На этот раз всё будет работать – карта, подсказки. Ясно?
Та пожала плечами.
– Вполне. Доехать на вызов, свести к минимуму потери среди гражданских.
Руперт погрозил ей пальцем:
– Но-но, шуточки! Чтоб никаких потерь!
– Даже белок нельзя?
– Белок – тем более. И вообще, не вижу ничего смешного.
– Да, сэр.
– За руль садись… юмористка.
Виртуальная погода на этот раз была гораздо более привычной для Акваполиса. Солнце клонилось к горизонту, его лучи били в боковое стекло. Руперту даже показалось, что он ощущает щекой тепло от этой иллюзии.
«Надо же, до чего реальной иногда может казаться имитация».
В водительском симуляторе он последнее время бывал нечасто и каждый раз удивлялся, насколько его умудрялись улучшить за время этих перерывов.
«Скоро иллюзию будет практически невозможно отличить от настоящих людей. Вон, та целующаяся парочка на скамейке. Если бы я не знал, что это всего лишь проекция, то почти поверил бы, что она его действительно любит. Или вот эта жирная белка под деревом. Точь в точь такую же я кормил в парке как раз перед отпуском. Но… кстати о белках».
Хартман покосился на Аву, а потом посмотрел на свой планшет.
«Начнём-ка мы, пожалуй, вот с чего».
Он коснулся пальцем экрана и почти тут же в салоне тренажёра раздался сигнал вызова:
– Внимание, всем патрульным машинам в секторе 10. Срабатывание пожарной сигнализации в жилом блоке «Д», уровень 12. Свободным экипажам немедленно прибыть на место.
Дальше события развивались поразительно быстро. Хоппер отстучала по экрану консоли дробь касаний, словно исполняла сложный пассаж из пьесы для фортепьяно. Практически одновременно у них над головой загудела сирена, на лобовом стекле вспыхнули указатели направления к месту вызова, приборная панель переключилась на зелёную индикацию ручного режима управления, а в «диспетчерскую» полетел сигнал «вызов принят». Затем под ними коротко взвизгнули шины, тренажёр качнулся, как будто собирался прыгнуть, и картинка за окнами пришла в движение.
Виртуальные болванчики кинулись врассыпную, кто-то замешкался, один «студент» весьма реалистично запутался в собственных тощих ногах, споткнулся о бордюр и шлёпнулся на газон. Девушка из той парочки, что изображала влюблённых на скамейке, взвизгнула и зачем-то подтянула вверх ноги, как будто заметила на земле крысу.
Хартмана швырнуло вправо, когда они «вырулили» на аллею и тут же резко вильнули в сторону, объезжая «студента», который, судя по внешнему виду, выпил на несколько банок пива больше, чем мог усвоить его организм. Тут же последовал резкий рывок в противоположную сторону, потому что Аве пришлось увернуться от типа в карнавальной маске, который отреагировал на сирену тем, что побежал не в ту сторону – прямо наперерез «машине».
– Осторожно! – Он влепился плечом в плечо Хоппер. Та чуть сбросила скорость и интенсивно орудовала рулём, выпутываясь из скопления людей. Наконец, они соскользнули на проезжую часть, «машина» резко рванула вперёд, так что Хартмана вдавило в спинку сидения, и спустя несколько десятков секунд всё закончилось. Они остановились в нужном месте и синтезированный голос внутри тренажёра подытожил:
– Задание выполнено. Ошибок нет.
И так повторилось ещё три раза подряд. Хартман всё усложнял и усложнял задания, менял место, время суток, погоду – результат всё равно был тем же. Почти безошибочное выполнение и время, близкое к абсолютному рекорду. Только однажды Хоппер прокололась – объезжая грузовик, неожиданно появившийся из бокового проезда в старом городе, она зацепила мусорный контейнер. Кабину тренажёра осветила оранжевая вспышка, а Руперт подумал с лёгким удовлетворением:
«Я же говорил – никто не идеален».
Он покосился на напарницу. Внешне та никак не проявила досаду, только уголки губ слегка поджала. И не улыбнулась, когда остановилась в конце маршрута. Просто молча посмотрела на него.
Хартман в припадке великодушия ободряюще кивнул:
– Ерунда, всякое бывает. Подумаешь, царапина. В остальном – хорошо, стажёр. Очень хорошо.
А дальше его словно чёрт за язык дёрнул:
– Ну, а на закуску – посоревноваться хочешь?
Последствием этого опрометчивого предложения стали катастрофа, позор, унижение, публичная порка. Из шести поездок – трёх параллельных гонок и трёх заездов на одинаковое расстояние с разных концов города к одной точке – Руперт не просто не выиграл не одну. Он их безоговорочно продул, окончательно, бесповоротно, без единого шанса. Как если бы новичка, только-только закончившего курсы вождения, поставили соревноваться с призёром гонок.
Пожалуй, он слишком громко захлопнул дверцу тренажёра, выходя из него после финального заезда. Посмотрел исподлобья на Хоппер.
Довольная, рот до ушей.
«Кто ж не любит выигрывать. Ну-ну…».
Он специально не стал смотреть на инженера, бросил через плечо коротко:
– Мы здесь закончили. Спасибо. – И пошёл к выходу, не оглядываясь.
У него за спиной Ава вернула дежурному не откупоренную бутылку с водой, кивнула на прощанье и поспешила за Хартманом.