Из новых черновиков

Слушайте, я вдруг подумал — вам же, наверное, скучно? Лето, прогулки, парки, пляж — столько мест, где можно почитать что-нибудь новое. А у меня как раз есть кое-что из середины новой книжки.


Глава … Одна в темноте.

– Чёрт, запущено-то как всё!

Это было первое, что услышал Марк, выныривая из потока сознания пострадавшей. Опыт был для него новым, и ему потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя и понять, где он находится. Первое же, что он увидел – это глаза Терезы, внимательно следившей за ним. Поняв, что к нему вернулось осознание объективной реальности, она кивнула и легонько пожала его руку. Клаудия меж тем подтянула к себе ноги, обхватила колени руками и делилась своими нелицеприятными соображениями и замечаниями.

– Теперь мне многое стало ясно. Ещё бы, с таким букетом комплексов, да не спрятаться в коме! Мне одно непонятно, как она исхитрилась оказаться в таком состоянии после достаточно большого числа жизней. Ведь давно уже топчется в мире, раз даже с Сэмом успела пересечься в своё время, верно?

Тереза кивнула, потом пояснила:

– Я думаю, тут дело в её последних циклах. Этот у неё – самый длинный из прошлого десятка. За последние три века ей ни разу не удавалось дожить до двадцати лет.

Клаудия кивнула.

– Понятно. Вечный подросток. Никакого взрослого опыта. Неуверенность в себе на уровне генетической памяти.

– Согласен. – Марк чувствовал боль и жалость после пережитых эмоций. – Бедная девочка.

– Никакая она не бедная, – тут же возразила Клаудия: – Инфантилизм обыкновенный и вопиющая самовлюблённость.

– Это? Самовлюблённость?

– Конечно. Одна из худших её разновидностей. «Я – жертва» называется.

– Ну,  не знаю…

– Вот именно – не знаешь. Ладно, это всё лирика. Можем потом с тобой подискутировать о терминах, когда всё получится. Если получится. Тереза, милая, это предыстория и с ней всё ясно, спасибо тебе. А что у нашей малышки творится в голове сейчас? Насколько глубоко она увязла?

Тереза улыбнулась прежней натянутой улыбкой.

– Боюсь, вам не понравится то, что я покажу.

– А ты не бойся, солнышко. Я столько всего повидала за время работы, что вряд ли тебе удастся меня шокировать или расстроить. Давай, показывай, где она заблудилась.

Тереза пожала плечами.

– Хорошо. Закройте глаза и слушайте мой голос. Три… два… Читать далее Из новых черновиков

Глава 33

Скачать в PDF; в ePub


Сигарета медленно тлела, зажатая между пальцами. Время от времени Андрей механически подносил её к губам и так же автоматически затягивался, не ощущая ни вкуса ни запаха.

Как он и ожидал, стоило озвучить предложение о возможности перейти границу, как всё полетело к чертям. Серёга с Мариной выпали из обсуждения на совсем, несмотря на резонные замечания, что всё пока вилами на воде писано и раз они не определились, как им до границы добраться, вопрос о том, кто уйдёт за неё, а кто останется, имеет чисто умозрительное значение. Оба оказались просто не в состоянии думать о чём-то конкретном. Честно говоря, Смирнов даже немного растерялся. Если от Новикова такой реакции ещё можно было ожидать, то поведение обычно рассудительной Марины оказалось полным сюрпризом.

«Всё-таки они два сапога пара. Бог никогда не ошибается, соединяя людей».

В итоге решили взять паузу. Аппетит и настроение пропали, жареное на углях мясо не лезло в рот, поэтому больше половины его вернулось с ними в лагерь. Там Сергей попытался было заняться рутинными вещами, вроде подготовки к завтрашней поездке к врезкам за нефтью, но скоро плюнул и на это, переложил всё на Татарина, а сам ушёл к себе. Полчаса валялся на койке, разглядывая щели в дощатом потолке.

«Чёрт побери, почему всё никогда не бывает просто?» Читать далее Глава 33

Глава 32

Скачать в PDF; в ePub


Некоторые считают работу по планированию ужасно скучной. На самом деле нет более увлекательного занятия на земле. При правильном подходе и отношении, разумеется. Десятки, сотни, десятки и сотни тысяч начинаний, операций и битв завершились неудачей, провалом и поражением из-за того, что людям, ответственным за них, показалось слишком скучным заниматься детальной проработкой плана.

«Исправим на ходу», «приспособимся к обстоятельствам» и «будем импровизировать» – надо бы ввести в любой курс управления обязательную практику формирования отрицательного условного рефлекса на эти словосочетания, причём делать это максимально неприятным способом. Ведро навоза на голову, электрический разряд или раскалённая кочерга – все средства хороши, лишь бы приучить любого, кто претендует на хоть какую-то долю ответственности, тщательно подходить к вопросу планирования предстоящих действий.

Майора Рихтера не было нужды убеждать в пользе подобного отношения к делу. Ему приходилось не раз сталкиваться с последствиями неряшливости или чрезмерного оптимизма в процессе подготовки. Более того, он прекрасно знал, что большинство самых тщательно спланированных операций могут оказаться на грани срыва из-за массы вещей, учесть которые первоначально попросту невозможно. Всё дело в удельном весе и соотношении между собой этих самых не поддающихся учёту факторов и объёма грамотно проведённой предварительной подготовки. Старые добрые весы. Чем лучше ты подготовлен, тем меньшее значение имеют случайные события. И наоборот. Читать далее Глава 32

Глава 31

Скачать в PDF; в ePub


На этот раз важный разговор решили провести на островке посреди озера, на максимальном удалении от посторонних ушей.

Островок на самом деле являлся таковым весьма условно, да и озеро было не столько озером, сколько целой системой проток различной ширины и проходимости. В былые времена, когда здешнее поселение называлось не лагерем, а турбазой, по этим извилистым водным путям в разные стороны расплывались вёсельные лодки и байдарки, чтобы исследовать живописные окрестности.

Коби Трентон этих исторических фактов не знала. Её гораздо больше занимали текущие, сугубо практические дела. За последнюю пару дней вообще стало складываться ощущение, что она здесь уже очень, очень давно. Несколько месяцев, как минимум. И что недавно затвердевшая на правой ладони мозоль от черенка ножа, которым она научилась очень ловко чистить картофель, была у неё всегда, как и навык обходиться при мытье головы только шампунем, без бальзамов и ополаскивателей. Кроме того, она теперь спокойно воспринимала отсутствие косметики на своём отражении в зеркале, а также стала гораздо терпимее относится к тому, что кто-то курит в её присутствии, ведь наличие зажженной сигареты здорово снижало поголовье комаров поблизости. Читать далее Глава 31

Глава 30

Скачать в формате PDF; в ePub


Женщину звали Катя. По крайней мере, так она представилась. Уточнила, что допустимы и прочие приличные имена: Екатерина, Катюша, Катенька или, на старорежимный манер – Катерина. А вот за попытку панибратского обращения «Катюха» можно будет схлопотать по зубам. Как и за манеру говорить о ней в третьем лице в её же присутствии.

Разумные, в принципе, правила. Ничего сверхъестественного.

Накануне проговорили больше часа. Сначала Андрей очень настороженно прощупывал её вопросами, пытаясь выяснить, нет ли подвоха. Всё-таки окажись эта странная баба агентом федералов или службы безопасности «Транснефти» и их конец стал бы немного предсказуем. Правда, будь это так, становилось непонятно, зачем ей вообще мог понадобиться весь этот спектакль. Вызвать вертолёты с десантом было бы в разы проще.

Этот аргумент стал одним из решающих. Вторым оказалась электронная карта, на которой были отмечены несколько дозоров, ловушек, границы основного лагеря, мастерских и связывающие их тропинки. Пока Смирнов разглядывал всё это, у него появилось очень неприятное чувство, как будто он стоит голым с завязанными глазами, а вокруг него ходит кто-то, способный в любой момент нанести удар в самое беззащитное место. Ощущение было настолько явственным, что у Андрея разом засвербело между лопатками, и заболел локоть, по которому несколько дней назад прошлись кулаки. Подняв голову от карты, он несколько секунд пристально всматривался в её странные, камуфляжной расцветки, глаза. Катя, надо отдать ей должное, взгляд отводить не стала, понимая, что требует от сидящего перед ней тёртого жизнью и прошедшего непростую школу обмана и разочарований мужчины чего-то ему совершенно несвойственного и даже противоестественного – слепого доверия. Читать далее Глава 30