Новости новинок

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пожалуй, после давней премьеры прошло уже достаточно времени, чтобы показать свежий кусок из романа «Зов гордости». Непосвящённым напоминаю, что это первая часть трилогии, которую пишет одна начинающая, но весьма талантливая писательница. По крайней мере я (имеется в виду Дмитрий Константинов), как литературный продюсер получаю массу удовольствия от нашей совместной работы.

Не буду тут развлекаться лишней писаниной, просто напомню, что мир, где разворачивается действие романа — это условный стимпанк с эльфами, людьми и гоблинами. Только все классические стереотипы здесь немного не те, к которым мы привыкли.

PS Предлагаемый отрывок представляет несколько ключевых для всей истории персонажей.

Глава 3. Посильное бремя.

Анлуадд Маннавид предчувствовал потерянный вечер. Не сказать, чтобы это должно было сильно нарушить его планы, но будучи эльфом деловым, он старался избегать бессмысленных поступков. Особенно, если они вели к потере такого невосполнимого ресурса, как время.

Он вздохнул и постарался утешиться мыслью: «Будем верить, что это ненадолго». В конце концов, Теддельмид Глеввин обещал, что встреча не затянется дольше, чем на час. Оставалось надеяться, что с возрастом Тед утратил страсть к дурацким розыгрышам, которыми славился в молодости. А ведь было время…

Анлуадд отодвинул шторку на окне и выглянул наружу. Паровой экипаж катил по улицам района столицы, куда промышленному магнату уровня Маннавида не было никакого резона соваться. До войны эти кварталы были заселены преимущественно так называемым «средним классом» – государственными служащими, мелкими предпринимателями и специалистами всех мастей. Врачами, архитекторами, адвокатами и инженерами. Послевоенная нужда значительно сократило число эльфов, входящих в эту группу населения, и поэтому в район, некогда славившийся своей порядочностью и добрыми традициями, потянулись разнообразные сомнительные персонажи. Художники, писатели, музыканты и, что самое ужасное, актёры. Вся эта довольно праздная публика притащила с собой свой не менее праздный и неопределённый образ жизни. Включая вычурные наряды, шумные пирушки с показным буйством и весельем, сопровождаемые потоками дешёвого алкоголя и многочисленными скандалами и слухами, о которых впоследствии писали все газеты.

Он заметил идущую по тротуару эльфийку. Зрелище по его стандартам было чрезвычайно вызывающим. Она была одета в наряд, смешивающий всё, что только можно. И нельзя – тоже. На ней был кожаный сюртук для верховой езды, коричневый, с синими суконными рукавами. Снизу была пышная юбка, носившая скорее декоративный характер, поскольку длинный разрез спереди открывал её стройные ноги в облегающих брюках. По бокам штанины утягивала шнуровка, а невысокие сапожки на каблуках поблёскивали многочисленными пряжками и застёжками. На голове эльфийки была шляпка, из-под которой в тщательно продуманном беспорядке торчали пряди волос, окрашенные на концах в синие и зелёные оттенки. При ходьбе она изящно опиралась на трость, мужскую по виду. Форма рукояти трости намекала на то, что внутри вполне может быть спрятана рапира.

Образ был совершенно в духе этого района – буйным, безвкусным, возмутительным с точки зрения хорошего тона, и, вместе с тем, волнующим и привлекательным. Читать далее Новости новинок

Фантастика и где её искать

 

 

 

 

 

 

«Теоретически Оксана –

царица эльфов и зверей…»

Из «пирожков».

Наткнулся на интересный вопрос в одном из писательских сообществ: «С какой главной трудностью вы сталкиваетесь при написании фантастических произведений?». Хоть сам я не писатель, а всего лишь сочувствующий (и немного помогающий писателям в качестве литературного продюсера) субъект, но кое-какие размышления по этому поводу у меня есть. Как говорится: сам не умею, но дать совет – всегда пожалуйста.

Для начала давайте проведём чёткую грань между фантастикой (фэнтези) и фантастическими (фэнтезийными) декорациями. Вот, например, есть у нас некая романтическая история, одним из сюжетообразующих элементов которой является приворотное (отворотное) зелье. Почему так? А потому что вот! Хочется! Или по какой другой, вполне обоснованной причине, неважно. Однако использование такого фэнтезийного допущения вынуждает нас поместить всё остальное действие в соответствующий антураж и – пожалуйста! Героиню в результате зовут не Света, а, скажем, Кондвирамюэль и действие происходит не в Уфе, а в Великой нефритовой Цитадели Утренней Звезды на берегу Восточного моря. Понятно, что населять такой мир приходится вовсе не менеджерами по продажам и сексуальными персональными тренерами из фитнес-клуба, а магами, паладинами и, прости господи, эльфами. Однако стоит ли считать сие творение фэнтези, если единственным действительно незаменимым в сюжете элементом мира является то самое отворотно-приворотное зелье? Увы, но нет. У нас на руках обычное любовное чтиво, завёрнутое в фэнтезийный фантик.

Пример номер два. Допустим, нужно, чтобы у спутника главной героини был хвост. Чёрт его знает, зачем. Возможно, что он будет задействован в специальном боевом искусстве или сыграет важнейшую роль в спасении из Безвыходной Ситуации. Или, в конце концов, автор через его использование реализует какую-то собственную скрытую эротическую фантазию. Неважно. Нужен хвост. Выньте и подайте его сюда. Для этого берём и переносим действие в глубокий космос. Добавляем в него расу разумных синекожих хвостатых антропоидов, героиня при этом становится экспертом по квантовым двигателям/криптозоологии/ксенобиологии, а локацией вместо перестроенного под офисный центр цеха бывшей фабрики «Красная швея» будет орбитальная станция в системе Проксима Лиры. Станет ли всё это в результате научной фантастикой – большой вопрос. Даже при наличии звездолётов и бластеров «пиу-пиу». Читать далее Фантастика и где её искать

Год… или что-то около того

happy-birthday-cupcake-candle

Недавно вспомнилось — а ведь прошлой осенью вышла в свет «вторая редакция» «Черники в масле». Та самая, где мы перекроили текст, отрезали много ненужного и привели всё в относительно читабельное состояние. Если точнее, то в промежутке «конец лета — осень 2015 года» вышло подряд несколько улучшенных и исправленных версий романа. Самая последняя редакция файла помечена интересной датой: 22 ноября 2015 года, 23 часа 59 минут. За минуту до полуночи, да. Теперь-то мы знаем, что и когда будем отмечать в этом году.

Вопрос немного в другом — а не разочаровались ли мы в том, что сделали тогда? Довольны ли? Хотим ли что-нибудь исправить?

Признаемся: целиком никто из нас текст «Черники» не перечитывал с прошлой осени. Всё время сейчас забирает работа над новым книжным циклом. Она идёт непросто, потому что планку на этот раз мы сами для себя решили задрать на рекордную высоту. А с другой стороны — какой смысл топтаться на месте? Возвращаясь же к нашему дебюту — отдельные фрагменты «Черники» время от времени перечитываются. Не специально, просто по настроению. И что характерно, мы замечаем при этом массу косяков. Да, надо бы ещё раз порезать текст, убрать слишком сложные предложения, выкинуть некоторые рассуждения, выводы и замечания. Есть, что улучшить, причесать, поправить. Вы будете смеяться, но до сих пор, даже после бессчётных корректур и вычиток, находятся ошибки, описки, опечатки, повторы и нелепицы. Но несмотря на всё это, можем честно сказать — мы ничуть не стыдимся своей работы, она нам очень и очень нравится. Да, неровная, да, временами дилетантская. Но в целом это вполне стройная и увлекательная приключенческая история, а местами ещё и очень неплохо написанная. Мы по-прежнему очень любим наших героев, главных и эпизодических (всю сотню, даже мерзавцев и злодеев). Некоторые эпизоды по-прежнему читаются на одном дыхании (сцена с вынужденной посадкой для меня до сих пор — драма, «мясом наружу» (Прим. редактора)), а некоторые по-прежнему провоцируют улыбку (беседа в сельской больнице между хирургом и его соседкой просто прекрасна). Более того, отдельные строки вызывают прилив влаги к глазам даже у такого прожжёного циника, как редактор романа (сцена с расставанием, поляной и кошкой — кто читал, тот поймёт).

Одним словом, ответы на заданные вопросы просты. Нет, нам ни разу не стыдно за свою работу. Не сказать, что мы всем довольны, но исправлять что-либо сейчас или в ближайшем будущем особо не стремимся. Пусть всё остаётся таким, как есть, чтобы можно было вспомнить, с чего мы когда-то начинали. Пусть это будет памятником нашей сбывшейся мечте, усилиям, бессонным ночам и сомнениям. Может быть когда-нибудь в будущем, если дело дойдёт до бумажного издания, мы вернёмся к работе над «Черникой». А пока…

Нам нравится её вкус.


И чтобы два раза не вставать — ещё кусок

…– Хоппер, какого чёрта ты делаешь?
Она подняла голову и ответила спокойно, как о чём-то совершенно обыденном.
– Изучаю твоё дело.
– И зачем тебе оно понадобилось? Ты что, спросить не могла?
– Это неэффективный подход. Лучше сначала получить полный обзор информации, а затем спрашивать о деталях.
Руперт специально не стал вызывать стажёра. Потратил десять минут, чтобы отыскать её самостоятельно. И вот – нашёл. Первое, что он увидел, обнаружив новую напарницу в комнате отдыха – своё фото на экране планшета у неё в руках.
«Чёрт, Пиппа права – любой нормальный детектив начал бы именно с этого».
Не сдержался и ляпнул:
– Я, например, твоё не заказывал.
– Но ведь собирался, правда же?
Крыть было нечем.
– Ладно, узнала что-нибудь интересное?
– Ничего особенного. Есть пара несущественных вопросов.
– Ну так не стесняйся, спрашивай.
– Это подождёт.
– Уверена?
– Абсолютно.
Он пару секунд потоптался на месте, не зная, что сказать дальше. Потом вспомнил совет Марлоу.
– Так, Хоппер, как у тебя с вождением?
– Хочешь посмотреть?
Её энтузиазм настораживал. Но отступать было некуда.
– Конечно. Пошли в тренажёр.
Ещё больше Руперту не понравилось, как ему подмигнул дежурный инженер в комнате симуляторов.
«Ты-то чему так радуешься, крыса технарская?»
С недобрыми предчувствиями он указал Хоппер на водительское место в тренажёре, а сам уселся рядом.
– Начнём с чего-нибудь простенького. Насколько хорошо ты знаешь город?
– Тебя интересует приблизительная оценка или точные проценты?
– Не выпендривайся, стажёр. Право остроумно шутить ещё заслужить надо. Меня интересует, способна ли ты найти дорогу к нужной точке, если вырубится автопилот и навигатор. И сколько у тебя это займёт времени. Поэтому сейчас мы поступим так. Вот обычный маршрут патрулирования.
Руперт вызвал на экран центральной консоли карту города и несколькими касаниями обозначил на ней неправильную восьмёрку, светящуюся жёлтым цветом.
– Это реальный путь, один из рабочих. Смотри и запоминай. Выезжаем из Управления, поднимаемся на эстакаду Брисингамен, потом спускаемся в промышленный кластер, делаем там короткую петлю…
– Я запомнила.
Он посмотрел на неё немного обескуражено.
– Уверена? Хоппер, это не игра. Никакой навигации не будет: ни автопилота, ни карты, ни подсказок на лобовом стекле. И ты должна будешь пройти маршрут с максимально допустимой безопасной скоростью, а каждую твою ошибку занесут в протокол тренировки.
– Я справлюсь.
«Ну, если ты настаиваешь».
– Дело твоё. – Хартман убрал карту с экрана, вылез из тренажёра и подошёл к инженеру.
– Так, давай-ка ты организуешь нам поездку в прошлое. Вырубаешь всё – подсказки, карту, автопилот. Понял? Пусть рулит по старинке: глазами и руками. Ты чего такой довольный?
Техник пожал плечами, но физиономия у него так и расплывалась в улыбке.
– Ничего особенного. День сегодня интересный.
– Угу. Не то слово. Но смотри, если узнаю, что вы где-то там втихаря пари заключаете на наших стажёров или, боже вас упаси, ставите против нас, детективов – переловлю всех и настучу по башке. Каждому. Ясно? И всем это передай. А теперь последняя просьба. Организуй-ка нам на время поездки какую-нибудь интересную погоду. Чтобы не тебе одному было весело. Читать далее И чтобы два раза не вставать — ещё кусок

И тут же — первый фрагмент

… После того, как они спустились в «оружейку» на первый ярус Управления и получили снаряжение и личное оружие, Хартман отметил для себя две детали, которые отличали его напарницу от остальных сотрудников. Точнее говоря, не саму Аву, а её защитную куртку. Для начала там, где обычно должен быть стандартный личный номер, стоял тот самый загадочный код: «DR 21168», но теперь Руперт не придал этому особого значения. Раз уж они обучались по специальной программе, у них могла быть своя собственная, только им понятная маркировка. А вот другая нашивка привлекла его внимание тем, что ничего похожего на форме СГБ никогда не было. Чуть выше пластиковой полоски с именем «А. Хоппер» оказалась ещё одна, на которой было выбито: «MIA-PF4.12».
Что это такое, он спрашивать пока не стал, для первого дня у них и так хлопот хватало. Остановил Хоппер, когда та собиралась достать из кейса оружие.
– Подожди. Отнеси его в тир так. Там я познакомлю тебя с одним из тех людей, кому ты будешь говорить «вы», «сэр» и так далее. Будет лучше, если свой пистолет ты достанешь из ящика при нём.
Перед дверью стрелкового комплекса Хартман остановился.
– Слушай внимательно. Место, куда мы сейчас войдём – это тебе не просто тир. Человек, который там хозяйничает – сержант Эл Бьюкенен, но боже упаси тебя назвать его «Эл» или просто «сержант». Даже директор Кларк обращается к нему по всей форме – сержант Бьюкенен. Поговаривают даже, что пару раз слышали, как он говорил ему «сэр». Директор – сержанту в тире, ага. Почему так, ты спросишь? А всё дело в том, что Эл Бьюкенен был всегда. Я имею в виду, когда только-только начинали строить Акваполис, он уже был. Приехал с самой первой группой, с топографами. И покидал остров один-единственный раз – это когда после нападения пиратов лишился левой руки. Говорят, его тогда отправили на материк и Патрик Хьюз – тот самый, один из основателей – из своего кармана оплатил Элу лечение и самый лучший на тот момент бионический протез. Не из страховки или городского бюджета, а из собственных средств. Уж не знаю, что там случилось, но надёжные люди говорят, что это чистая правда. Вот так. И после этого он работает в СГБ уже столько, сколько ни одна другая живая душа. Когда я пришёл, он был на том же месте, что и сейчас, а времени с той поры прошло почти двадцать лет. И ему уже тогда лет было немало, а сколько сейчас – я даже боюсь представить. Короче говоря, этот Бьюкенен – личность почти хтоническая, свидетель созидания мира. Нашего, по крайней мере. Если сможешь ему понравиться, то лучшего ангела-хранителя не найдёшь во всём Акваполисе. Ну, а если нахамишь…
– Что тогда?
– Тогда я бы на твоём месте задумался об эмиграции. Или, как минимум, держался бы от СГБ подальше. Здесь уже точно ничего не светило бы. Вот так. Читать далее И тут же — первый фрагмент